Главная.Архитектура.Зодчие.Арх. творения.Услуги.Контакты.
www.arch-mar.ru
 MaR
...После того как отец Райта исчез, Фрэнк поклялся стать верным семьянином. Он торжественно обещал это матери, когда в двадцать два года надумал жениться. Его учитель Луи Салливан полагал, что, пожалуй, рановато, но в случае чего обещал помочь. Восемнадцатилетнюю Катерину Ли Тобин, пухленькую красавицу из семьи процветающего чикагского бизнесмена, все называли Китти. Фрэнк дрожал от волнения — можно ли это себе сейчас представить? — когда приходил в дом ее отца: отвратительный, мещанский, с пузатой позолоченной мебелью и гигантской хрустальной люстрой. Китти — такая изящная, светская, а он — провинциал, не умеющий за столом поддерживать беседу. «Какая сегодня прекрасная погода, не правда ли?» — обращалась к Фрэнку будущая теща. И слышала в ответ: «Не изволите ли взглянуть на чертежи нового дома, который мы проектируем с мистером Салливаном?» Часа два молодой человек потчевал ее и мистера Тобина лекцией о преимуществах новой постройки, пока миссис Тобин не начинала демонстративно зевать, прикрываясь ладошкой. Тобины вовсе не стремились отдать дочь за полунищего чертежника, хотя мистер Салливан предрекал Фрэнку большое будущее. Но Китти влюбилась по уши: среди своих скучнейших друзей она не видела никого, кто умел бы так романтично ухаживать. Словом, в 1889 году они с Китти поженились. Фрэнк одолжил у Салливана 5000 долларов, чтобы обзавестись землей в пригороде Чикаго. Самое нежное воспоминание о жизни с Китти — их дом в Оук Парке. Райт сам спроектировал и построил жилище и, видит Бог, любил его больше, чем шестерых детей, которых родила ему Китти. Две дочери, четыре сына, крики, вопли, поломанные вещи, разрисованная уникальная мебель... Он почему-то не терпел, когда дети называли его «папа». Райту неприятно вспоминать, как он выталкивал за дверь плачущего Джона, обожавшего отца. Однажды даже прищемил малышу палец: ему помешали работать! В этот момент он без сожаления мог выкинуть ребенка в окно. Конечно, он пытался быть хорошим семьянином. Неплохо зарабатывал — не стыдно было смотреть в глаза тестю. Салливан выгнал его из своей фирмы, потому что Райт тайком выполнял частные заказы на стороне. Ну и к лучшему! Открыв на дому собственную фирму, он и придумал свои дома-прерии. Но... Лет пятнадцать Фрэнк держался в рамках: если ухаживал за женщинами, то весьма невинно. Но в 1907 году он увидел ее. Кстати, Олгиванна чем-то ее напоминает. Райт показывал Ольге фотографию молодой темноволосой женщины с ямочками на щеках и умными задорными глазами. Мэйма Ченей оказалась соседкой Райта по Оук Парку и женой его заказчика Эдварда Ченея. Райт проектировал для них загородный дом. Они были ровесниками. Впервые Райт встретил такую яркую женщину: Мэйма знала языки, много читала и была убежденной феминисткой. Но — редчайший случай — она оказалась столь же умна, сколь и неподражаемо женственна. Мужа Мэйма не любила и отдалась Райту с радостью, не испытывая чувства вины. Он никогда не забудет их первого свидания на мичиганском озере. Жаркий полдень, сочная зелень. Мэйма, как богиня Афродита, выходит из воды обнаженной и, не стесняясь Фрэнка, медленно закуривает папиросу. Сколько раз он рисовал ее! Все рисунки сегодня обратились в пепел. Мэйма хотела одного: жить жадно и насыщенно. Она интересовалась его проектами, иногда давала разумные советы. Мэйма умела наслаждаться любой мелочью: Райт обожал смотреть, когда она ест, или спит, или когда пишет стихи. У нее были длинные аристократические пальцы. В марте 1909 года Фрэнк и Мэйма, выходя из маленькой нью-йоркской гостиницы, в холле наткнулись на известного репортера. Парень без стеснения стал расспрашивать, что здесь делают мистер Райт и миссис Ченей. «Мы с Фрэнком едем в Европу! — вызывающе заявила Мэйма. — И не смотрите на нас так: да, мы едем вместе!» Райт никогда не забудет, с каким вызовом взглянула на него Мэйма: она не собиралась лгать. И оправдываться тоже не собиралась. И Фрэнк со спокойной невозмутимостью подтвердил ее слова. Журналист чуть не подпрыгнул: ну и дела!

1 - 2 - 3 - 5 - 6 - 7 - 8
Архитектор
Фрэнк Ллойд Райт