Главная.Архитектура.Зодчие.Арх. творения.Услуги.Контакты.
www.arch-mar.ru
 MaR
Дом стоял на склоне живописного холма, нависающего над рекой. Стены из известняка были покрыты штукатуркой, в которую Райт подмешал прибрежный песок.
Фрэнк объяснил Ольге, что это сделано в соответствии с его идеей органической архитектуры: дом должен быть частью ландшафта. Внутреннее убранство также поражало оригинальностью: встроенная мебель, стеклянные перегородки, замысловатые раздвижные полки. Таких интерьеров Ольга еще никогда не видела. Честно говоря, она так и не могла решить, уютно ли здесь. Пожалуй, нет. Скорее любопытно.
Только однажды она заикнулась, что хорошо бы в спальне положить пушистый ковер. Райт вспыхнул, как сухой порох:
— Ты никогда не позволишь себе ничего здесь переделывать и переставлять! Ольга испуганно извинилась. Вкоре ей рассказали, что у Райта есть своеобразный пунктик он требует, чтобы в построенных им домах клиенты ничего не меняли, даже мебель не передвигали. К иным Фрэнк даже ездил с проверками.
Сначала Олгиванна решила, что Фрэнк — потомственный архитектор. Но оказалось, его отец, Уильям Рассел Кэри Райт, был проповедником, а мать, Анна Ллойд-Джонс, дочь переселенцев из Уэллса, — сельской учительницей.
Здесь поблизости, на висконсинской ферме родственников матери, Фрэнк и вырос. Он часто говорил, что ни в одном месте на свете не чувствовал себя так защищенно, как среди висконсинских холмов. Это обитель его души, и он часто ощущает себя одним из деревьев, растущих здесь. В доме хранилось множество фотографий матери и ни одной — отца. На вопрос Ольги Фрэнк ответил, что отец их бросил: в один прекрасный день отправился куда-то проповедовать и не вернулся. Фрэнк никогда его больше не видел.
Позднее в отместку и от обиды он взял себе среднее имя матери — Ллойд. Миссис Ллойд-Джонс Райт умерла в 1923 году.
Едва Фрэнк появился на свет, мать почему-то решила, что он станет знаменитым архитектором. Причину Фрэнк сейчас понимает: мать по натуре была эстеткой, и ей катастрофически не хватало вокруг красоты. Миссис Райт увешивала спальню сына рисунками и фотографиями архитектурных шедевров, заваливала его гравюрами и альбомами. До сих пор его пальцы помнят кленовые кубики Фребеля: из них Фрэнк в детстве сооружал фантастические постройки. «Это была моя архитектурная школа! — с гордостью заявил Райт Олгиванне. — Больше я никому ничем не обязан. Только кубикам Фребеля!» Где он учился? До чего идиотский вопрос! Неужели Олгиванна такая же дура, как сотни других, пристающих к нему с подобной чепухой? Райт недавно прочел о себе статью, где утверждается, что он, оказывается, закончил архитектурное отделение Висконсинского университета. Отродясь в нем не было архитектурного отделения! Райт всего лишь походил в это глупейшее заведение пару семестров послушать инженерные курсы. На серьезную учебу все равно не было денег. И слава богу — там могут только оболванить и лишить последних мозгов. Так что он всему учился сам. Его дядя попросил способного племянника помочь с чертежами униатской часовни, которую проектировал друг семьи — архитектор Джозеф Силсби. Работа Фрэнка так понравилась, что Силсби пригласил юношу в свою чикагскую фирму помощником чертежника, но Райт скоро сбежал — стало скучно.
— И что же, Фрэнк, — прищурилась Олгиванна, — ты так никогда и не встретил достойного учителя? То есть ты — настоящий самоучка?
Не совсем. Единственный, кого Фрэнк признает своим учителем, — Луи Салливан. Под его началом он проработал в Чикаго целых пять лет. Салливан научил его многому.

1 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8
Архитектор
Фрэнк Ллойд Райт