Главная.Архитектура.Зодчие.Арх. творения.Услуги.Контакты.
www.arch-mar.ru
 MaR
  Конструкциоцентрический подход Луиса Салливена и его последователей постепенно завоевывает мир. Этот логический принцип американский архитектор Луис Кан (эстонского происхождения) переворачивает, так как, по его мнению, "форма стимулирует функцию", т. е. архитектурная форма оказывает влияние на связанную с ней жизнь. Когда Кан был уже в полном расцвете сил, Холляйн - еще новичок. Он представитель того поколения, которое сталкивается с неприязнью общества. Жажда изменений вызывает к жизни средства агитации. Выставки, плакаты, воззвания повторили традиции авангарда. Воззвание Холляйна под заголовком "Будущее архитектуры" в 1965 г. отражает влияние конструктивизма, естественно, только внешней формой, так как кроме призванных на помощь примеров и штрифтовых наборов других общих черт спустя полстолетия уже трудно было обнаружить. Формальное отождествление не обязательно признак революционности, а только аналогичные средства.
Объекты, выполненные в необычной манере - авианосец, железнодорожная платформа для перевозки руды, впервые показали один из принципов Холляйна: "форма - это сама функция". Для него первична не функция, архитектурную среду он создает не на базе анализа общественных отношений. Он хочет порвать со старым, но не раскрывает разумной альтернативы перед ищущими новых путей, лишь эпатирует и заставляет задуматься. Создает форму и ждет "навеянных" ею изменений. У Холляйна огромное количество принципов и теорий, но именно поэтому он исключительно неуверенный.
Уже упоминавшийся Питер Кук в своей работе анализирует воздействие формы теодолита, коллажированного на фото пашни. Полоса пахотной земли, пятна растительности дают новый масштаб привычным предметам. Миниатюрные винты теодолита, его визирная труба кажутся гигантскими зданиями, но они абсолютно не похожи на архитектурные формы. Существенно, что это замечает именно Кук, один из теоретиков экспериментальной архитектуры. Сила визуализации неоспорима, даже если Холляйн и не добивался данного эффекта. Форма, создающая функцию, впервые появилась в его градостроительных концепциях. С точки зрения формы он проектирует такой центр города, где в красоте полированных точеных металлических труб, промышленная форма соединяется с архитектурой. Он продолжает свою учебу в Чикаго (в Иллинойском техническом институте) и Беркли (Калифорнийском университете). В 1960 г. Холляйн получает ученую степень магистра. С 1967 по 1976 г. он - профессор Дюссельдорфской государственной Академии художеств, затем начинает преподавать в Высшем училище прикладного искусства в Вене как специалист по промышленному дизайну. Проект театра университета в Сент-Луисе содержит родственные черты с клубом им. Русакова в Москве архитектора-новатора Мельникова. Он применяет гибкую планировку здания, построенного в 1927 г. Характерное для конструктивизма выявление объемов зрительных залов во внешнем облике здания служит доказательством симпатии, питаемой Холляйном к конструктивизму. Построенная в 1969 г. в Нью-Йорке галерея Ричарда Р. Фейгена по существу прямое продолжение темы крошечных венских магазинчиков. В проекте выгодно использованы казавшиеся неблагоприятными условия. На скромной улице, как будто критикуя архитектуру-дыру, он построил белый, наивно простой, расчлененный только оконными проемами кулисообразный фасад со спаренными колоннами высотой на три этажа, облицованными зеркальным металлом. Последние помимо конструктивных функций имеют и более важную - привлекают к себе внимание: пешеходы могут видеть находящуюся за ними улицу как будто в двух вливающихся друг в друга выпуклых зеркалах. Движение посетителей и обслуживающего персонала разделяется уже при входе. Посетитель попадает в продольное, узкое, но высокое пространство галереи, где в неожиданных расширениях и при открывающихся видах сверху могут быть удовлетворены различные требования, предъявляемые к условиям экспонирования. Внутри все находится в движении. Разнообразна взаимосвязь статических форм, за счет которой членится пространство. Выставленные картины попадают в тесное взаимодействие со своим окружением. Темные краски, сверкающие поверхности, точечные источники света придают восприятию изобразительного искусства волнение открытия. Очарование формы, света и больше всего пространства - вот что захватывает вас. Картины как будто второстепенны. Архитектор в помещении, имеющем вид коридора, виртуозно разместил и самые сложные архитектурные элементы. Среди примененных материалов мы встречаем разнообразные металлические детали: трубы, решетки, жалюзи, фантастические формы. Более ранние фотоколлажи и казавшиеся бессмысленными плакатообразные проекты - все это было отличными эскизами или скорее первыми проявлениями этой непривычной эстетики.

1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27
Австрийские архитекторы