Главная.Архитектура.Зодчие.Арх. творения.Услуги.Контакты.
www.arch-mar.ru
 MaR
Поэтому Анберд приводится здесь в качестве примера, тем более, что в нем имеются все характерные черты феодального гнезда, с которыми встречаемся и в других сооружениях такого вида: выбор места, ряд наслоений в системе укреплений, забота о снабжении жителей водой как в мирное время, так и при осаде.
Феодалы строили себе замки, используя естественную за щиту, как это было сделано, например, в гарнийской крепости. Они обычно выбирали либо скалистый мыс при слиянии речек, либо неприступный утес, соединенный с основным массивов гор узкой полоской земли, где строителям не было надобности возводить сплошное кольцо укреплений, а можно было ограничиться только стенами на уязвимых перешейках, да в разрывах скал. Владетельные князья иногда строились высоко в горах, куда неприятелю было труднее добраться. Кроме того, они прекрасно понимали, что в стране, где орошение определяет благосостояние земледельца и садовода, выгодно держать в руках истоки оросительных систем. Так поступили, например, строители замка в Анберде на южном склоне Арагаца, вершина которого была охвачена кольцом плотни, удерживавших соду в водохранилищах после таяния снегов. Водосборные сооружения на Арагаце, по-видимому, относятся к глубокой древности, так как при них выше Анберда были обнаружены вишапы - каменные изваяния громадных рыб, покровителей орошения, которые обычно встречаются около древних, ныне забытых искусственных водохранилищ.
На утесе между горными речками Анбердом и Архашяпом около VII в. н. э. был построен многоэтажный замок-дворец Анберд, за которым на скалистом мысу при слиянии речек было расположено небольшое поселение, где обитала замковая челядь. Дворец на протяжении последующих шести-семи веков несколько раз обстраивался н укреплялся, а на мысу для защиты разросшегося поселения были возведены новые стены.
Первоначально дворец представлял вытянутое поперек водораздела здание, внешняя сторона которого была укреп лена башнями. Внутри здание делилось продольной стеной на две половины: одна, примыкавшая к степе с башнями, служила коридором, а в другой, как показали раскопки, в двух нижних этажах было по пяти помещений, расположенных в ряд; вероятно, такой же план имел и верхний ныне разрушенный этаж. Перекрытия были деревянные, о чем свидетельствуют гнезда в стенах для балок и найденные при раскопках остатки самих балок. Катастрофа, постигшая в XIII в. дворец, сопровождалась пожаром. Со стороны селения в здание вела дверь, надежно запиравшаяся каменной плитой, которую можно было вращать в каменных же подпятниках. Толстые брусья удерживали плиту при натиске непрошенных гостей; от них же защищали обитателей дворца решетки из железных прутьев, вставленные в окна. С нападающими расправлялись через прорезанные в толще стены над входом бойницы, осыпая их градом стрел и каменные ядер, обливая кипящим варом.
Знатный гость поднимался по широкой каменной лестнице в парадные покои верхних этажей; здесь среди узорчатых тканей и ковров, покрывавших по издавна заведенному обычаю стены и пол, он мог отдохнуть после утомительного подъема к замку, любуясь через широкие окна седым красавцем Масисом (Араратом); здесь он мог освежиться студеной водой, которую из далеких родников в расположенную в нижнем этаже сводчатую цистерну приносил водопровод, мастерски сооруженный из глиняных труб. Когда же в небе загорались первые звезды, колеблющееся пламя бронзовых светильников прорезало сумрак покоев; из фигурных курильниц струились ароматы смол, в драгоценные кубки и расписные фаянсовые чаши лилось янтарное вино, приведенное из аштаракских и вагаршапатских садов.
Бронзовые светильники, курильницы и ступки, обломки фаянсовой посуды, туалетных флаконов из расписанного египетского стекла и даже кусочек разбитой селадоновой чаши, завезенной купцами из далекого Китая, были обнаружены, при раскопках. Поселение сначала занимало часть мыса, прилегающую ко дворцу; оно было ограждено каменными стенами с полукруглыми башнями-контрфорсами и воротами под дворцом, со стороны Анбердекой речки. Можно полагать, что обитатели замка имели здесь церковь, развалины которой пока скрыты под землей.
В начале XI в., когда жители заняли остальную часть мыса, владевшие тогда Анбердом князья Пахлавуни возвели вдоль речки Архашян н в других незащищенных природой местах новые каменные укрепления, а самый дворец с внешней стороны усилили внушительной стеной с тремя башнями и калиткой. В ХШ в. при князьях Долгоруких на подступах ко дворцу из Анбердского ущелья выросла каменная преграда, угловая башня которой охраняла новые ворота на древней дороге; прорвавшийся через них неприятель попадал в каменный мешок, где ему грозило уничтожение.
В 1026 г., согласно надписи, прославленный армянский военачальник Вахрам Пахлавуни сооружает в новой части замкового поселения одну из лучших по своему благородному изяществу церквей Армении, стоящую и поныне; к этому же времени, наверное, относится и небольшая баня, сохранившаяся в развалинах неподалеку от дворца. Читателю предстоит в дальнейшем особо остановиться на этих двух постройках.

1 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8
История архитектуры Армении