Главная.Архитектура.Зодчие.Арх. творения.Услуги.Контакты.
www.arch-mar.ru
 MaR
  Наряду с другим техническим оборудованием театрального здания Росси пришлось потратить много сил и энергии па устройство сцены. Не чувствуя себя достаточно компетентным в этом вопросе, он потребовал вызова специалиста. В России его не нашлось, поэтому обратились к известному парижскому мастеру Грифу. В 1829 г. он приехал с семьей и помощником Пиноком, но к работе не успел приступить, так как вскоре заболел и умер (в феврале 1831 г.). Пришлось выписать другого мастера. На этот раз выбор пал на лейпцигского машиниста Роллера, который был невольной причиной обострения взаимоотношений между Росси и администрацией.
Росси было поручено наблюдать за работой Роллера и торопить с оборудованием сцены к назначенному сроку открытия театра. Раздраженный спешкой, постоянным вмешательством в свою работу и полным непониманием условий творческого труда, Росси в июле 1831 г. пишет председателю Строительной комиссии генералу Селявину рапорт, в котором говорит о том, что "надобно дать каждому сочинителю время, чтобы он мог сие хорошенко обдумать, потому что это дело - не блины печь. Впрочем, я не старшина и не староста машинистов и представляю высшему начальству сие дело как угодно решить. Но беру смелость по всегдашнему правилу моей откровенности сказать вашему превосходительству и прошу сие довести до его сиятельства г. министра императорского двора, что из всего этого дела машинистов я вижу, что здешние, известные в разных родах штукмейстеры сильно интригуют и что их поддерживают".
Проект поперечного разреза Александрийского театра
Содержание письма говорит само за себя. Но не менее интересна его форма. Необходимо помнить, что оно относится к тому времени, когда был выработан особый николаевский канцелярский язык с униженно-почтительными формулами обращения: "припадая к стопам е. в.", "его сиятельство изволили отзываться", "с совершенным почтением имею честь быть вашим покорным слугой" и т. п. (из писем Шгауберта). В редкие спокойные минуты Росси следовал общепринятым формам переписки; чаще он срывается с указанного тона, речь его становится язвительной и страстной, в деловой язык врываются горькие ноты обиды, язвительные намеки. Селявин, не бывший в числе доброжелателей Росси, переправил письмо Волконскому, который в свою очередь передал его царю. Николай I воспользовался случаем выказать свое отношение к человеку, когда-то осмелившемуся ослушаться его приказаний. Волконский в своем ответе Селявину пишет: "Представленный мне при донесении вашего превосходительства от 12 декабря рапорт архитектора г. Росси на вопрос наш, сделанный по моему приказанию, я имел счастье докладывать государю императору и получил высочайшее повеление: во-первых, объявить г. Росси, что е. в. крайне удивлен, читая сей рапорт его, заключающий в себе грубые и неприличные выражения, и что за сие он подлежал бы аресту, но избавляет от оного во уважение болезненного состояния, которому единственно благоугодно е. в. приписывать ни с чем не сообразный поступок и, во-вторых, сделать ему за то строгий выговор с подтверждением, чтобы впредь он не осмеливался употреблять непристойные выражения в рапортах по начальству. Сию монаршую волю я объявляю вашему превосходительству к надлежащему исполнению, возвращая при сем подлинный рапорт г. Росси". После того как были закончены основные работы по конструкции театра, надо было подумать о его внутреннем убранстве. Для предохранения театра от пожаров Росси вначале предполагал все резные украшения театрального зала сделать металлическими, из битой меди разных оттенков, но те же причины экономии, которые мешали полностью осуществить проект металлической конструкции, и здесь заставили металл заменить деревом.
1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30 - 31 - 32 - 33 - 34 - 35 - 36 - 37 - 38 - 39 - 40 - 42 - 43 - 44 - 45 - 46 - 47 - 48 - 49 - 50
Росси